Библиотека в годы войны

11.03.2020 | 478 просмотра(ов)

Накануне великого праздника Победы, который страна будет отмечать уже в 75-й раз, хочется сказать несколько слов о деятельности в военные годы нашей библиотеки.

Архивные документы свидетельствуют о том, что в первый же военный год работу библиотеки пришлось существенно перестроить. Первоначальной задачей стало снабжение необходимой литературой специалистов предприятий оборонного значения, эвакуированных из Москвы, Ленинграда, Киева, Одессы, Рязани и других городов. Таковых в нашей республике оказалось больше десятка. Среди них -  Одесский завод кинофотоаппаратуры «Кинап».

В Йошкар-Олу были эвакуированы также научные учреждения и учебные заведения. В их числе  Государственный оптический институт, возглавляемый академиком С.И. Вавиловым, основателем научной школы физической оптики в СССР (в будущем –  президент АН СССР, кавалер многих орденов, в том числе, ордена Ленина (дважды), лауреат четырех Сталинских премий, дважды лауреат Государственной премии). Оптический институт был эвакуирован в наш город практически в самом начале войны. В его штат входило 13 докторов наук, 32 кандидата наук, преподаватели, лаборанты и другие сотрудники.

С.И. Вавилов о нашем городе говорил так: «До революции этот город, спрятанный среди лесов и болот, носил со времен Казанского похода Ивана IV название Царевокошайска. Об этом городе реальное представление имели только этнографы, а до широких кругов сведения о нем доходили исключительно через Салтыкова-Щедрина, как о крайнем пределе глуши и провинциализма. И вот за четверть века этот маленький город, оставшийся и теперь небольшим, изменился неузнаваемо…» (процитировано по: Книга памяти. Вспомним их поименно. Город Йошкар-Ола. – Йошкар-Ола, 1995.)

На территории республики была размещена и Ленинградская военно-воздушная академия, где некоторое время трудился знаменитый советский физик-ядерщик Флеров Г.Н. (в будущем лауреат Ленинской премии, дважды лауреат Сталинской премии, Герой Социалистического Труда), сделавший накануне войны научное открытие, имеющее колоссальное стратегическое значение (был открыт эффект спонтанного деления урана).

Кроме того, на территории нашей республики разместились 3 крупных военных госпиталя, 26 детских домов, призывные пункты, а город Йошкар-Ола стал местом дисклокации ряда воинских частей и подразделений. Также в республику прибыло 36.5 тысяч беженцев и эвакуированных.

Если к началу войны в Йошкар-Оле проживало около 27 тысяч человек, то к концу 1941-го года число жителей увеличилось более чем вдвое. Всех прибывших надо было разместить, трудоустроить…  Но – не только! Многие из эвакуированных – люди интеллигентные, образованные, привыкшие много читать. Конечно же, они стали посещать библиотеку.

Вполне закономерно, что в Республиканской библиотеке произошло резкое увеличение числа читателей и посещений, а, следовательно, увеличилась и книговыдача.

В книге отзывов сохранилась запись, сделанная сотрудником Ленинградской Военно-воздушной академии профессором Кларфельдом: «Меня, как беженца, судьба случайно забросила в Йошкар-Олу… Но недолго я чувствовал себя осиротелым без любимых книг, научных изданий и художественных  произведений. В Йошкар-Оле оказалась ценная библиотека. Она произвела на меня выгодное впечатление своей полнотой, прекрасным справочно-библиографическим отделом и большой, как дворец, читальней, где так хорошо читается и думается…»

В нашем городе, находясь в эвакуации, читал свои блестящие лекции по истории академик АН СССР, историк мирового масштаба Тарле Е.В., трижды за годы войны удостоенный Государственной премии СССР. Диапазон научных интересов Тарле был просто феноменален: политическая, экономическая, военная, религиозная история, а также культура десятков стран с древности до современности. Исследователи научного наследия академика, говоря о многогранности его научных интересов, часто вспоминают известную притчу о Платоне, уподобляя Тарле этому великому представителю античности: «В какую бы отрасль науки вы не пошли, везде вы встретите старика Платона, уже возвращающегося оттуда…»

Итак, число читателей библиотеки значительно увеличилось, а штат библиотечных работников при этом уменьшился на одну треть. В ту пору в Республиканской библиотеке трудилось всего 33 человека, половина из которых – технический персонал.  Сотрудникам приходилось совмещать должности и работать по две смены.

В помещениях библиотеки было очень холодно, так как батареи вышли из строя в первую же суровую военную зиму. Топливом библиотеку не обеспечивали. Сотрудники, эти маленькие, хрупкие, героические женщины, сами заготавливали дрова на лесоповале. Полностью согреть такое огромное здание, как библиотека, было невозможно, поэтому «буржуйками» отапливалось только несколько залов. Но, когда на улице трещали беспощадные морозы, даже в тех помещениях, где топились печи, температура оставалась минусовой (5-9 градусов ниже нуля). Посетители и сотрудники вынуждены были работать, не снимая верхней одежды, отогревая замершие в чернильницах-непроливайках чернила собственным дыханием. Впрочем, подобная участь постигла и многие другие учреждения страны (см. фото).

Помимо заготовки дров, библиотечные работники участвовали в обязательных дежурствах в госпиталях, в уборке урожая, в работах на стройках и в работах по очистке аэродрома от снега, ведь учебные самолеты Военно-воздушной академии должны были взлетать в любое время года и при любой погоде…

Холодно, голодно, нагрузки огромные, зарплаты мизерные… Конечно, в военное лихолетье библиотекари бедствовали, как, впрочем, и всё остальное население страны. В 1943 году  директор библиотеки Виноградов И.Г. (на посту директора с 1936 по 1946 годы), вынужден был на заседании Наркомпроса поставить вопрос о выделении остро нуждающимся сотрудникам обуви и одежды.

Но, несмотря на тяжелейшие условия, библиотека работала с полной самоотдачей, не закрываясь ни на один день! За военное четырехлетие Республиканскую библиотеку посетило около 994-х тысяч человек, то есть в читальные залы каждый месяц приходило более 20 тысяч человек. Кроме того, на библиотекарей была возложена почетная миссия снабжения книгами бойцов на фронте и раненых солдат в госпиталях. За годы войны сотрудниками Республиканской библиотеки было собрано и отправлено на фронт 11 тысяч книг и передано в военные госпитали еще 16.5 тысяч.

О том, что значили книги для бойцов на фронте, мы узнаём из солдатских писем, адресованных библиотекарям:

«Наши бойцы книги расценивали как боеприпасы. Их бережно укладывали в ящики, если ехали. Их бережно укладывали в вещевом мешке или в карманы, если шли пешком… Сейчас они, откровенно говоря, замусолились, потрепались, но ни одного листика не потерялось, и они по-прежнему читаются с захватывающим интересом… Наши советские книги воспитывают нас в духе преданности Родине, ненависти к врагу, вдохновляют нас на боевые подвиги…» (из письма солдата П. Кораблина)

 

Нагибнева И.Н., главный библиотекарь Центра чтения (по материалам из фондов Национальной библиотеки).

Русский