100 ЛЕТ МАРИЙ ЭЛ. Человек, опередивший свое время: к 180-летию со дня рождения просветителя Сергея Андреевича Нурминского (1839-1914 гг.)

25.09.2019 | 835 просмотра(ов)

Судьба выдающегося просветителя  Сергея Андреевича Нурминского (1839-1914 гг.) наглядным образом показывает особенности социальных лифтов (механизм повышения (понижения) социального статуса) и карьеры человека в Российской империи, в которой благодаря образованию, настойчивости и недюжинным способностям человек мог «выбиться в люди».

 С. А. Нурминский родился 13 (25) сентября 1839 года в селе Владимирское Козьмодемьянского уезда (ныне Горномарийский район) в  семье учителя и священника Владимирской церкви Андрея Ивановича и Марфы Нурминских. Его предки происходили из крестьян-мари деревни Азяково Царевококшайского уезда. А фамилию дед С. А. Нурминского получил от названия села Нурма, где он работал священником.  Сергей   родился в большой семье, которая не могла похвалиться достатком. Всего у Нурминских было одиннадцать человек: помимо самих родителей росли пятеро сыновей и четыре дочери. Всем своим детям Андрей Иванович стремился дать образование, которое было уделом немногих, зная, что знания дают место в жизни, положение и кусок хлеба.

Кроме младшего сына Виктора, все сыновья окончили Чебоксарское духовное училище, а девочки получили домашнее образование.

В 1847 году Андрей Иванович направил в Чебоксары, к которым тяготела по местоположению марийская Горная сторона, своего сына Сергея, которого определили в Чебоксарское приходское училище. В воспитании и  образовании Сергея активное участие принимал его крестный Михаил Васильевич Полиновский (старший брат матери Нурминских). Сережа, получивший фамилию дяди -   Полиновский поселился у него и учился  три года в приходском училище. Затем следующая ступень – Чебоксарское уездное училище. После того, как он успешно оканчивает училище, его переводят в Казанскую духовную семинарию. Семинария заняла ещё шесть лет жизни, которые были самыми тяжелыми в жизни Нурминского. В 1856 году умирает мать, а в 1857 году овдовевший отец вместе с младшим сыном Виктором ушёл в Казанский Иоанно-Предтеченский монастырь, оставив тем самым детей без средств к  существованию. Жизнь у братьев Нурминских была весьма тяжёлой. Помогал дядя Василий, служивший священником в Нурме. Без настойчивости и упорства одолеть науки было невозможно, выживали сильнейшие. Дядя Василий имел влияние на племянника, напоминал о том, что путь к улучшению жизни народа лежит в просвещении, знакомил Сергея с жизнью марийцев и сельскими школами, зародил мысль о том, что, получив образование и определенное положение в обществе, возможно помочь своему народу. Теперь, когда в жизни появилась осознанная цель, у молодого Сергея Нурминского словно прибавились силы. Закончив семинарию, он делает очередной шаг к своему намерению – помочь людям, которых в Российской империи звали «инородцами». Нурминский 1860 году поступает в Казанскую духовную академию.

Учёба ещё более укрепляет его в намерении идти по пути просвещения народа, задавленного условиями своего существования. Ведь образование как раз помогало самому Сергею Андреевичу глубже и сильнее осознать меру приниженности и обделённости крестьян, жизнь которых он видел воочию и сопереживал им. Ведь сам он знал цену хлеба, познал голод и лишения. А общественная обстановка в России 1860 годов способствовала идеям просвещения народа, перемен гласности, что вполне отвечало устремлениям самого Нурминского. Казань и её студенчество было охвачено свободолюбивыми идеями. Юноша – студент академии не мог остаться в стороне от них. Двоюродный брат Сергея, студент Владимир Полиновский стал членом Казанского комитета «Земли и воли» и даже вошёл в заговор по подготовке восстания в Поволжье, имевшего целью поддержку польского восстания 1863 года.

Сам Нурминский, закончив курс обучения в академии в июне 1864 года с отличными и хорошими оценками, мог с полным правом претендовать на ученую степень магистра. Диплом об окончании академии он получил лишь в 1867 году. Свою трудовую деятельность Сергей Андреевич начал с должности смотрителя и первого учителя Николаевского духовного училища в Самарской губернии. Его мысли занимали школы для инородцев. Сергей Андреевич ведет переписку с Н. И. Ильминским, признанным авторитетом в этой области и создателем системы обучения инородцев Поволжья.  При его содействии Нурминский получил место  инспектора народных училищ Вятской губернии. Сегодня сказали бы, что он стал региональным министром просвещения. На этом посту развернулся его организаторский и педагогический талант.

С. А. Нурминский на должность инспектора народных училищ Вятской губернии был назначен 13 декабря 1869 года, но смог приступить к исполнению обязанностей только 4 марта 1870 года. Прежде всего, он изучает состояние народного образования в губернии, приходит к выводу, что оно находится в крайне неудовлетворительном состоянии. На 1 января 1870 года в Вятской губернии насчитывалось всего 23 городских и 347 сельских школ. Процент грамотных по губернии было ниже, чем в целом по России. К примеру, в Яранском уезде функционировали только 34 школы: 30 мужских, 1 смешанная и 3 женских, в том числе в инородческих селах - 17 мужских школ с числом 486 обучающихся детей и 2 женские школы с 26 обучающимися.

Уже 19 апреля 1870 года С. А. Нурминский отправляет подробный отчет попечителю Казанского учебного округа П. Д. Шестакову о состоянии дел по просвещению крещенных инородцев, в котором излагает сведения о числе инородческих школ, находящихся в Вятской губернии, и свои соображения о местах, где необходимо и возможно вновь открыть школы для инородцев. Он вновь предлагает открыть в губернии 27 инородческих училищ, в том числе в Яранском уезде открыть 3 школы для черемис, одну из них - «в приходе Кужмара (Люперсолъское) в деревне Алеево, где 136 мужчин и 140 женщин черемис».

Летом 1870 года С. А. Нурминский отправляется в длительную командировку по губернии с целью изучения состояния имеющихся школ на местах. Вернувшись из командировки, 23 июня 1870 года Нурминский пишет письмо попечителю учебного округа, в котором сообщает, что в настоящем году в губернии вместо 27 училищ возможно открыть лишь 15 одноклассных училищ, на устройство и содержание которых потребуется 14250 рублей. В письме он также указывает, что необходимо открыть училища «для черемис в селах Елеево, Кукнур, Билямор, Турек Уржумского уезда и Люперсольское Яранского уезда» и просит отпустить «через Яранское уездное казначейство на содержание училища Люперсольского 950 рублей».

В письме от 18 августа 1870 года Нурминский сообщает П. Д. Шестакову, что он нашел 5 учителей для вновь открытых вотских и 2 учителей для черемисских училищ. В конце письма Нурминский просит «назначить 300 рублей жалования учителям. В свою очередь попечитель округа 28 августа этого же года выходит в управление Министерства просвещения с ходатайством «в текущем году открыть семь инородческих училищ в Вятской губернии. Из которых пять - для вотяков в селениях Ежове и Пужемском Глазовского уезда, Христорождествеиском Сарапульского уезда, Пыжачинском Елабужского уезда, У ваш-Укчинском Малмыжского уезда и два для черемис в селениях Люперсольском Яранского уезда и Елеево Уржумского уезда, с назначением жалования каждому окончившему семинарию по 300 руб. в год». Разрешение на открытие вышеуказанных училищ было подписано 15 сентября 1870 года.

 Имея недостаток в средствах и учительских кадрах, постоянно преодолевая чиновничью рутину и силу инерции самих родителей учащихся, Сергей Андреевич неустанно ездил по обширной Вятской губернии, равной по площади европейским  державам и открывал все новые школы, добиваясь для них школьное оборудование и принадлежности,  насыщал библиотеки книгами. Если 1869 году в народных школах губернии было всего 3603 книги, то в 1874 году их стало уже 114958 экземпляров. Сергей Андреевич работал над черемисской Азбукой, продумывал методические рекомендации для учителей. Его деятельная натура озабочена тем, чтобы педагоги были знакомы с трудами передовых деятелей просвещения таких, каким был К. Д. Ушинский. Зная, в каких условиях живут и работают учителя сельских школ, Нурминский бился за повышение им жалованья. Его волновала проблема качества преподавания в общедоступных школах. Подбору педагогических кадров Сергей Андреевич уделял самое пристальное внимание. Учителям нужны были свои учебные заведения, в которых учили бы, как учить, какие методы обучения употреблять. За это он боролся неустанно. На выставке 1872 г., посвященной народному просвещению в Москве, Нурминский - слушал лекции, смотрел наглядные пособия, общался с подвижниками в деле народного просвещения. Там же он познакомился с инспектором народных училищ Симбирской губернии И. Н. Ульяновым. Съезды учителей в Вятской губернии ориентировали учителей, в их работе чувствовалась рука С. А. Нурминского, который наряду с обучением чтению и письму не забывал о физкультуре и ремесленных классах. Большое внимание он уделял трудовому обучению детей. Благодаря его настойчивым хлопотам при Люперсольском училище было построено специальное здание для ремесленного класса, в котором были открыты чеботарная и столярная мастерские. В них дети обучались под руководством местных умельцев обучались сапожному и столярному делам, занимались ремонтом обуви, изготавливали различные изделия из дерева: грабли, лопаты, табуретки, санки.  Вырученные средства от продажи изделий шли на покупку сырья, на улучшение производства и вознаграждение учащихся. На губернских съездах учителей передовой инспектор немало уделял времени вопросам воспитания учащихся, разбирал уроки учителей, учил их и сам давал показательные уроки.

Нурминский ратовал за открытие марийских школ и поддержку учителей из мари, занимался составлением букваря на марийском языке. Его деятельность способствовала развитию национальной интеллигенции, которая в дальнейшем сыграла свою роль в просвещении народа и строительстве Марийской автономии.

Будучи одним из первых марийских интеллигентов, С. А. Нурминский никогда не терял связи со своим народом. Он изучал фольклор и быт марийцев, став, по сути, одним из первых этнографов.

Годы реакции, наступившие в царствование Александра III (1881-1894), не смогли сломать Нурминского, но в 1884 году он был вынужден уйти с должности директора народных училищ Вятской губернии и переехать в Самару. Должность директора Самарской учительской семинарии находилось в то время в «подвешенном» состоянии и, действительно, 18 июня 1888 году она была закрыта. Нурминский возвратился в Вятку, где 31 июля того же года стал директором Вятской гимназии, заслужив высокий чин действительного статского советника, давший право на потомственное дворянство и пять орденов: орден св. Станислава I и II степени и св. Анны II степени, св. Владимира  III и IV степени и знак Красного креста.

С учителями и учащимися гимназии он был по-отечески добр. С его приходом в гимназии воцарилась творческая атмосфера, заставляющая работать и учиться даже ленивых. С. А. Нурминский придавал большое значение эстетическому и физическому воспитанию учащихся. Особую роль он уделял музыкальному воспитанию. С этой целью в гимназии был сформирован ученический духовой оркестр. Часто проводились литературно-музыкальные вечера.

90-е годы были тяжелым периодом в жизни Сергея Андреевича. В 1898 году скончалась его жена Лариса Алексеевна, оставив на попечении мужа трех малолетних детей: Николая, Андрея, Сергея (старшему сыну Николаю было 11 лет, младшему Сергею – 6 лет).

До выхода в отставку 15 августа 1903 года Сергей Андреевич был членом Вятского училищного совета, членом Вятского епархиального губернского статистического комитета с 1895 года и управляющим делами Вятской губернской публичной библиотеки. Его племянница, дочь брата Виктора, Вера Нурминская продолжила дело по систематизации каталога Вятской библиотеки.

После выхода в отставку Нурминский переехал в Казань, где проживала его вторая супруга Александра Владимировна Курганова. Она была дочерью помощника инспектора Казанской духовной семинарии. Сидеть без дела Сергей Андреевич не мог, отдавшись краеведческим и этнографическим трудам, за которые был принят в 1911 году в Общество археологии, истории и этнографии при Казанском университете. Доброжелательный и общительный Нурминский постоянно находился в общении с Казанской научной и педагогической общественностью, снискал большой авторитет и глубокое уважение. Но жить энтузиасту просвещения народа оставалось  уже недолго. 26 декабря 1914 году на 76-м году жизни он скончался, оставив по себе благородную память народа.

С. А. Нурминский сделал большой вклад в развитии прогрессивных тенденций в педагогике, этнографии и истории, всеми силами боролся за приобщение марийцев и других народов Поволжья к подлинному образованию. Создавая очерки и статьи на русском языке, будучи русским краеведом Поволжья, он стал одним из первых марийских литераторов-просветителей. Его имя заняло достойное место среди прогрессивных деятелей марийского народа.  

Кандидат исторических наук В. Востриков.

 

Труды С. А. Нурминского

1. Очерки религиозных верований черемис // Православный собеседник. - Казань, 1862. - Ч. 111. - № 12. - С. 236-296.

2. Из заметок о черемисах Казанской губернии //  Православное  обозрение. - М, 1863. – Т. 9. – С. 34-38. 

3. Инородческие приходы // Православное обозрение. - М, 1863. - Т. 12. - С. 243-263.

4. Бекбулатка Бегишев: из истории колонизации Казанского края // День. -  1864. - № 27. -  С. 10-12.   

5. Влияние монастырей на расселение народное в Казанском крае // Православный собеседник. 1864. - Ч. I. - С. 3-30, 181-230.

6. Инородческие школы // Православное обозрение. – М, 1864. -  Т. 14. -  С. 201-226; 273-286.

7. Статистические сведения о церковных приходах Уржумского уезда. // Вятские губернские ведомости. -  1871. -  № 38, 39.

8. Правила для учителей и учительниц Вятской губернии. Вятка, 1873.

9. Сельские училища Котельнического уезда // Вятские губернские ведомости. -  1873. - № 17, 18.

10. О начальном народном образовании в Вятской губернии в 1873 г. // Вятские губернские ведомости. -  1874. - № 34-36.

11. Статистические сведения о числе грамотных и неграмотных в православном единоверческом населении Вятской губернии // Вятские губернские ведомости. - 1875. - № 64.

12. Статистические сведения о числе грамотных и неграмотных в православном и единоверческом населении Вятской губернии за 1870, 1871, 1872 годы. - Вятка, 1875.

13. Опровержение на статью, помещенную в газете “Голос” №349 за 1876 г. // Вятские губернские ведомости. - 1876. -  № 6.

14. Отчет о временных педагогических курсах для учителей и учительниц Вятской губернии в 1876 г. // Вятские губернские ведомости. - 1876. - № 87.

15. Народные училища Вятской губернии в 1869-1878 годах // Журнал Министерства народного просвещения. - 1878. -  № 7. - С. 32-64.

16. Народные училища Вятской губернии в 1786-1828 годах: исторический очерк : статистические сведения о числе начальных училищ Вятской губернии и учащихся в них (1870—1880) // Столетие Вятской 1убернии 1780-1880 : сборник материалов к истории Вятского края. - Вятка, 1881. - Т. 2. - С. 659-738.

17. К вопросу о религиозных верованиях и культе черемис // Живая старина. -  Спб, 1981. - Вып. 3-4, - С. 222-223

18. Статистические сведения о народных училищах Вятской губернии за 1880 год. -  Вятка, 1881.

19. Противораскольническая миссионерская школа в г. Вятке // Вятские губернские ведомости. -  1880. -  № 43.

20. Сведения о народном образовании за 1879 год // Вятские губернские ведомости. - 1880. - № 61, 62.

21. Статистические сведения о народных училищах Вятской губернии за 1883 год // Вятские губернские ведомости. - 1884. - № 72-75.

22. О классной системе обучения в городских училищах // Журнал Министерства народного просвещения. - 1885. -  № 5. -  С. 1-32.

23. Грамотность населения Вятской губернии на 1883 г. - Вятка, 1887.

24. Белогорские татары (Из истории совращения татар-христиан в магометанство) // Самарские епархиальные ведомости. – 1883. -  № 24; 1884. -  № 1.

25. Грамотность прихожан Самарского кафедрального собора // Самарские губернские ведомости. - 1886. - № 67.

26. Секта “Кугу сорта” среди черемис Яранского уезда. - Вятка, 1893.

27. Отчет о суммах, поступающих на устройство общежития при Вятской мужской гимназии. -  Вятка, 1893.

28. Нурминский С , Иванов И. Букварь для начального обучения черемисских детей русской, грамоте. - Вятка, 1873.

29. Карта инородческих селений Вятской губернии. - Вятка, 1873.

            

По этой теме можете прочитать следующую литературу:

1. МБЭ. - Йошкар-Ола, 2017. - С. 313.

2. Энциклопедия Республики Марий Эл. - Йошкар-Ола, 2009. - С. 582.

3. Востриков В. Г. Сергей Андреевич Нурминский (1839-1914) / В. Г. Востриков, Н. А. Федосеева // История Марийского края в лицах. XIV — начало XX веков : историко-биографические очерки. -  Йошкар- Ола, 2012.- С. 212-213.

4. Востриков В. Сын инородца / Василий Востриков // Йошкар-Ола. -  2009. -  22 сент. - С. 21.

5. Куторов Н. Икымше марий фольклорист-влак / Николай Куторов // Ончыко. – 2015. - № 3. - С. 105-107.

6. Михеев Н. Л. Кужмарий школлан негызым С. А. Нурминский пыштен / Н. Л. Михеев ; Г. Саверова мутланен // Район илыш. - 2009. - 25 сент.

7. Михеев Н. Л. С. А. Нурминский основатель Кужмаринской школы / Н. Л. Михеев // Марийское краеведение: опыт и перспективы его использования в системе образования Республики Марий Эл : материалы XVl-й республиканской  научно-практической конференции, посвященной 90-летию Республики Марий Эл и 65-летию Победы в Великой Отечественной войне. - Йошкар-Ола, 2010. - С. 35-42.

 8. Степанов А. Ф. Просветитель С. А. Нурминский : историко- краеведческий очерк / А. Ф. Степанов. - 2-е изд., перераб. и доп. - Иошкар-Ола, 1989. -95 с.

9. Степанов А. Ф. Просветитель С. А. Нурминский : статьи, очерки, документальные материалы / А. Ф. Степанов, О. А. Степанов. - Йошкар-Ола, 2000.- 163 с.

 

Русский